Московский Патриархат, Московская Епархия
Никольский храм, село Озерецкое
Внемлите себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пианством и печальми житейскими: бдите убо на всяко время молящеся, да сподобитеся избежати всех сих хотящих быти.
/Лк XXI, 34-36
Вконтакте
Facebook

Люди вокруг нас. «Кэти, веди меня к исповеди!»: пустят ли собаку-поводыря в храм?

23 ноября 2015 11:49
Люди вокруг нас. «Кэти, веди меня к исповеди!»: пустят ли собаку-поводыря в храм?Люди вокруг нас. «Кэти, веди меня к исповеди!»: пустят ли собаку-поводыря в храм?

Предлагаем Вашему вниманию обсуждение непростой темы посещения храма слабовидящими и слабослышащими людьми, которые хотят вести активную жизнь, не ограничиваясь только стенами собственного дома.

Дискуссия о возможности зайти в храм незрячему человеку с собакой-поводырем началась с истории о преданной собаке в итальянской деревне, активно обсуждаемой в соцсетях: после смерти хозяйки собака продолжала приходить на мессу. Допустимо ли присутствие собаки в церкви? Что делать, если собака – это не просто любимое домашнее животное, а практически глаза слепого человека? О реальном опыте жизни с собакой-поводырем в Москве, канонических правилах и точке зрения священников в материале «Правмира».

В Благотворительном фонде ТОК (Творческое Объединение «Круг»), который занимается социо-культурной реабилитацией слепоглухих инвалидов, меня встречает Марина Мень.

Светлая комната, на подоконниках поделки подопечных фонда – керамические горшки, тарелки, колокольчики, разные фигурки. За столом сосредоточенно работают несколько человек, осваивают технику набивки глины в формы.

Непривычно тихо, зато пальцы так и мелькают – язык жестов, как будто каждый дирижер своего собственного небольшого оркестра.Слепоглухота - уникальная инвалидность, и большинство подопечных фонда либо слабовидящие глухие, либо слабослышащие слепые, либо слабовидящие слабослышащие.

Знакомимся с героями сегодняшней беседы. Марина Мень и Сергей Флейтин – учредители фонда. Сергей – генеральный секретарь Европейского Союза Слепоглухих, а в фонде занимается обучением слепоглухих компьютерной грамотности. Он один из ведущих в России экспертов по техническим средствам реабилитации слепых.

Михаил – подопечный фонда, хозяин собаки-проводника Кэти. Собака лежит рядом – большущий лабрадор нежного персикового цвета. Кэти при виде меня не встает, здороваться не подходит и вообще демонстрирует полное спокойствие и отрешенность – когда надо позовут.

И Сергей, и Михаил – слабослышащие слепые, при этом Сергей активно пользуется тростью для слепых и привык везде ходить один. В этом я смогла убедиться, когда после нашей беседы провожала его до метро – Сергей попросил посадить его в вагон, а дальше до дома добирался один. С Михаилом сложнее – он всегда с собакой и без нее совершенно беспомощен.

Всегда ли нужна собака

Михаил рассказывает, что получил собаку совершенно случайно, через знакомого в благотворительном фонде. После подачи документов он ждал год пока Кэти закончит обучение, и сейчас она живет у Михаила уже пятый год.

– Вы можете иногда выходить куда-то без собаки?

– Нет, я всегда с собакой, один ходить не могу. Без собаки мне очень сложно ориентироваться, тем более, что у меня еще и слух снижен. Поэтому в моем случае присутствие собаки – это гарантия комфорта, защищенности и независимости.

– Собака – это оптимальное решение вопроса независимости и великое счастье для любого незрячего, – говорит Марина Мень, – так же, как для человека, который не ходит, оптимальное решение – коляска. Колясочник независим и может спокойно передвигаться без помощи других. Человек нужен, чтобы дружить, и хорошо, когда есть друг, который всегда поможет. Но у любого друга бывают форс-мажорные обстоятельства. Например, меня просят помочь, отвести в храм, а я занята. Поэтому всегда более предпочтительна ситуация, когда незрячий максимально автономен.

– Да, – соглашается Сергей, – тем более что бывают ситуации, когда хочется просто побыть одному, в том числе и в храме.

– Это к разговору о том, что «вот у нас есть в храме незрячие прихожане, да мы их на руках носим!», – замечает Марина. – Хорошо, а вы спросили самих незрячих? Хотят ли они такого внимания? Или другая крайность, бывает так: я привожу Мишу с Сережей в храм, ставлю куда-то в угол и о них забываю, получается неловко. Конечно, нормальная ситуация, когда человек приходит в храм не впервые, а регулярно, является прихожанином храма, имеет там круг знакомых. Но мы говорим о праве инвалида по зрению на самостоятельное посещение храма. Тем более что Миша очень гордится своей независимостью.

– Михаил, вы пытались ходить в храм самостоятельно? – спрашиваю я

– Да, но это был печальный опыт, меня отовсюду выгоняли. Когда я подхожу к православному храму, мне говорят: «с собакой нельзя», я разворачиваюсь и ухожу. Так было один, два, три раза, и больше я самостоятельно в храм пойти не пытался.

– Не предлагали проводить вас в храм без собаки, помочь?

– Предлагали, но при условии, что привяжу собаку за территорией храма, даже на территории не разрешают. Как же я могу оставить собаку за воротами? Да что говорить о храмах, у нас недавно была ярмарка в бизнес-центре, и меня не пустили с собакой без всяких канонических правил, из-за личной неприязни организаторов к присутствию собаки. 

Или недавно был случай на рынке в Теплом стане, я захожу в павильон, а хозяин, еще не видя меня, говорит: «Скажи, чтобы собаку на руки взяли». Кэти с меня ростом – просто замечательно, я ему говорю: «Сам в карман ее посади». В другом торговом центре уперлись – нарисовано с собакой нельзя, значит нельзя. Я показываю документы, они не понимают, развернулся и ушел, больше туда не приду.

– Также устойчив стереотип о бесполезности собаки в храме, – говорит Марина, – мол собака не сможет подвести ни к иконе, ни к исповеди. Это не правда, если Кэти показать, где икона Божией Матери, то Миша потом скажет ей: «Подойди к Марии», и она подойдет. Один раз собаку сориентировать в храме и помощь другого человека незрячему уже не будет нужна.

– Да, – подтверждает Михаил, – один раз показать иногда достаточно. Например, мы только один раз дошли сюда, в офис, а теперь мне достаточно сказать: «Кэти, офис!», и она ведет меня от метро Савеловская прямо на четвертый этаж.

Ваша собака не кусается?

Одна из очевидных проблем при посещении общественных мест незрячим с собакой-проводником – страх людей перед собакой. У кого-то дети, у кого-то вообще настороженное отношение к животным.

– Конечно, такое отношение нельзя не учитывать, – говорит Сергей, – но в случае с лабрадорами страх не оправдан. Раньше готовили не лабрадоров, а овчарок, и могли быть проблемы, овчарки – собаки непредсказуемые.

Когда я жил в провинции, у нас в Обществе слепых был парнишка, который ослеп на почве тяжелейшего диабета. Он был очень щупленьким, худеньким, а собаку получил от незрячего ростом под метр восемьдесят.

Это была восточно-европейская овчарка, мощная, неуправляемая. Ваня ее даже не мог удержать, и несколько раз она его просто протащила во время прогулки на поводке по асфальту. Учитывая, что у него диабет, при котором есть проблемы со свертываемостью крови, после каждой такой прогулки он отправлялся прямиком в реанимацию.

Но лабрадоры – собаки прекрасные, спокойные, умные, уравновешенные. Люди могут не бояться. (Да-да, про тебя говорим, девочка. Кэти подошла и легла рядом, вздохнула, положила голову мне на ноги). Конечно, когда в храм приходит человек с собакой, у окружающих может возникать страх, они не знают ни эту собаку, ни специфику обучения и отбора собак-поводырей.

Верующих незрячих, пользующихся помощью собаки-поводыря, очень мало

Одна из причин почти полного отсутствия внимания к проблеме допуска незрячего человека с собакой-проводником в храм или на территорию храма – отсутствие запроса от самих незрячих.

Верующих инвалидов по зрению, которые пользуются услугами собак-поводырей, просто очень мало. Недаром юрист «Российской школы подготовки собак-проводников ВОС» Дмитрий Наумов на мой вопрос были ли в его практике случаи жалоб на недопуск в храм от незрячих с собаками ответил: «нет, не было».

Сергей рассказывает о ситуации в советские годы и сегодня:

– У нас в стране вообще слепых с собаками поводырями не так много, а до недавнего времени на весь бывший Союз был единственный центр по подготовке собак-проводников. Такая собака стоила около 10-ти тысяч долларов, а чтобы получить собаку бесплатно, была огромная очередь.

Сегодня в Москве незрячих с собаками больше ста. И среди них ничтожен процент посещающих храм. Но проблема в малой информированности. Еще в 1996 году люди не знали, что такое белая трость, даже врачи. Я помню, как пришел с мамой на консультацию к психологу, а он мне говорит: «Мальчик, что это ты с палочкой, ножки болят?». Что уж тут говорить о внимании к собакам-поводырям?

Сейчас ситуация изменилась, если я иду с тростью, мне помогают. Но один раз я оказался в метро без трости, я помощь получить не смог, пришлось звонить и вызывать подмогу.

Если не собака, то кто?

– Михаил, а вы не пробовали заранее позвонить в храм и договориться, что вы придете на службу с собакой, чтобы вам разрешили ее оставить на территории храма.

– Нет, это очень сложно.

– На самом деле это здравая мысль, – замечает Сергей, – чем чаще проблема будет вставать перед сотрудниками храма, тем чаще она будет обсуждаться и что-то будет меняться. Не надо воспринимать Православие как нечто неподвижное и аморфное. Если же проблема не ставится, то она соответственно и решаться не будет.

У меня собаки нет, поэтому рассуждаю теоретически. Так получилось, что я часто переезжаю, меняю место жительства. Поэтому мне как инвалиду хотелось бы ходить в храм, который расположен недалеко от дома. Теперь получается, что за короткое время, переезжая, я меняю сразу три прихода. Естественно, если есть негласный запрет заходить даже на территорию храма с собакой, возможность посетить храм сводится практически к нулю.

Хотя на приходе есть принцип, который действует так же четко, как запрет на вход в храм с собакой, «аще изволит настоятель». Так что я считаю, что если бы Миша ходил в какой-то храм регулярно, этот вопрос как-то решился бы.

– Нет-нет, – прерывает его Марина, – в храм собаку бы все равно не пустили.

Чтобы проверить принцип «аще изволит настоятель» Марина прямо при мне звонит настоятелю храма Космы и Дамиана в Шубине протоиерею Александру Борисову. Отец Александр соглашается, что на территорию храма войти с собакой вполне можно, а дальше – да, запрещено, нужно соборное решение.

– Если вам разрешат оставить собаку на территории, вы все-таки сможете посетить храм? – спрашиваю Михаила.

– Думаю, да, бывают ситуации, когда даже в магазин не пускают с собакой, но охранник предлагает побыть рядом с ней, а со мной идет сотрудник.

– А если такие условия создадут в храме?

– Что же, пока это оптимальный вариант, – соглашается Михаил.

– Проблема в том, что у нас везде приходится добиваться каких-то исключений из правил, – говорит Сергей, – а нужно ситуацию переломить, чтобы у людей, подобных Мише, не было проблем. Незрячий человек должен быть уверен, что куда бы он ни шел, если его не пустят с собакой, то предоставят альтернативу – сопровождение, сотрудника, а за собакой будут следить. А пока ему чаще приходится разворачиваться и уходить.

Мнения священников 

Протоиерей Валентин Асмус, доктор богословия:

– По существующим правилам, собаки никак не могут входить в церковь. Если собака случайно туда забежала, то полагается освящать церковь заново. И с этим, конечно, нужно считаться.

Поэтому представляется целесообразным, чтобы собака-поводырь доводила слепого до церковной калитки или самое большее до паперти, а там его принимали на попечение специально поставленные на это люди.

Потому что в церкви, особенно в условиях тесноты и многолюдства, собака по определению не может ориентироваться. Она не знает, где продают свечи, где совершается исповедь, где будет причащение. Более того, причащение даже в одном храме может быть в разных местах – в разных приделах, у разных алтарей.

Ввиду всех этих обстоятельств, пребывание собаки в церкви бессмысленно. И в то же время прихожанин, которому будет поручена забота о слепом, сможет помочь ему во всем, в чем он будет нуждаться.

Собаку же на время службы следует где-то привязывать, хотя, это, может быть, не самое лучшее решение. Можно, например, завести какой-то небольшой вольерчик, где эта собака могла бы отдыхать и даже закусывать. Как говорится, все решаемо.

Хотя, честно говоря, по-моему, слепые прихожане, пользующиеся такими собаками у нас достаточно редки. По крайней мере, я за время своего служения никогда с такими людьми не сталкивался.

По моему представлению, слепые ограничены в хождении. И, наверное, такой человек стремится побывать в церкви не каждое воскресенье, а, скажем, два-три раза в году.

Кроме того, пойти в церковь – это торжественное событие, в котором вполне могут принять участие родственники человека, которые в повседневной жизни не имеют возможности ему помогать, поскольку заняты своими делами, своей работой. Тут же они могут собраться с силами и этому человеку помочь, и сами получат от этого большую пользу.

Хотя гораздо чаще в таких случаях священник приглашается на дом. И посещение больных на дому – это очень большая и важная часть нашей деятельности.

Протоиерей Владислав Цыпин, профессор, доктор церковной истории, магистр богословия, преподаватель Сретенской духовной семинарии:

– Традиционно в Церкви собака рассматривается как более нечистое животное, чем другие домашние животные. Из общего правила не вводить животных в храм собака не выделяется, но отношение к ней более строгое. Конечно, в древности мог произойти такой случай, когда в снежную бурю в притвор храма путник вводил осла, потому что это был единственный способ сохранить животному жизнь. И такое вынужденное вторжение животного в храм рассматривалось как допустимое в исключительных обстоятельствах.

Если говорить конкретно о собаках-поводырях, то проблема решаема – собаку можно оставить у входа в храм.

Разделение на чистых и нечистых животных преимущественно относится к принятию пищи. В ветхозаветном перечне, есть и собаки, и кошки, но конечно в народе, никто не ел ни собак, ни кошек.

Сегодня формально христиане не разделяют пищу на чистую и нечистую, хотя в обычае это разделение иногда сохраняется. Например, христиане не сообразуются с этим разделением, употребляя в пищу свинину, но, как правило, избегают употреблять в пищу конину.

Также 150–200 лет назад было не принято есть мясо зайца. Есть такая поговорка, что зайцев едят только «баре и собаки», то есть в народе зайцев не ели. И в данном случае такое отношение соответствует ветхозаветному запрету. Возможно, такое выборочное разделение развивалось по каким-то объективным, природного характера причинам, но заимствование из Ветхого Завета тоже присутствует.

В Новом Завете на Апостольском соборе 49 года решено было оставить под запретом только употребление в пищу крови и удавленины.

Иеромонах Мелитон (Присада), настоятель Заволжского Подворья «Благодать»  церковно-приходского дома реабилитации и социальной адаптации сопровождаемого проживания для инвалидов, выпускников детских домов-интернатов и детей-сирот с инвалидностью:

– Собака должна довести человека до храма, а дальше забота о слепом переходит к прихожанам, они должны быть его поводырями. Если собака может помочь, то уж человек тем более. Конечно, понятна ситуация, когда незрячий человек хочет иметь возможность ни от кого в храме не зависеть, тогда можно взять трость, мы все покажем, он сможет изучить пространство храма, привыкнуть, чтобы впредь справляться одному.

Собака не должна лишать человека человеческого общения, тем более если человек идет в храм – место, где надо учиться смирению, терпению и взаимопониманию.

Здесь можно провести такую аналогию – человек же не пойдет в больницу сдавать кровь с собакой, собака доведет его до кабинета, будет ждать, а потом отведет обратно. Всему свое время и место.

А собаку можно оставить на улице, в специально отведенном для этого месте, если это обученная собака-поводырь, она должна адекватно вести себя в отсутствие хозяина. Собака выполняет свою миссию до порога храма.

Иерей Дмитрий Пашков, преподаватель ПСТГУ, заместитель заведующего кафедрой истории Вселенской церкви и канонического права, клирик храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе:

– Никаких канонических препятствий к входу собаки в храм нет, это административное препятствие, которое раньше было связано с вопросами гигиены, сейчас вопросы гигиены минимизируются. Если собака чистая, не нарушает спокойствие окружающих, то препятствий нет.

Священник Лев Аршакян, с 1998 года занимается помощью слепоглухим. Клирик Казанского храма в Пучково:

– В храме собака-поводырь совершенно не нужна, так как здесь много людей, которые помогут гораздо лучше собаки. До храма довести, на территорию храма – пожалуйста, а дальше собаку можно привязать, и хозяин передается в руки прихожан. Даже если человек впервые в храме, мы все покажем, расскажем, любовью покроем, так как, конечно, нельзя просто завести человека в храм и оставить его одного.

Хорошо бы, чтобы человек предварительно позвонил в храм, рассказал о своем намерении посетить службу. Можно обратиться к настоятелю, который уже назначит кого-то из прихожан, чтобы курировать незрячего до окончания службы.

Соборные постановления о собаках:

Благочестивый обычай не пускать в храм собак имеет глубокие корни и опирается, по большей части на ветхозаветную традицию, считавшую собак нечистыми животными.

Ветхий Завет содержит многочисленные весьма нелестные упоминания собак. Правда, надо понимать, что здесь имеются в виду дикие бродячие псы:

О грешниках – «…воют, как псы, и ходят вокруг города» (Пс. 58:15);

про человека, умершего в грехах: «кто умрет у Иеровоама в городе, того съедят псы» (3 Цар. 14¸ 11);

человек, желающий смириться, говорил: «И поклонился, и сказал: что такое раб твой, что ты призрел на такого мертвого пса, как я?» (2 Цар. 9, 8).

Примеры подобного рода можно множить.

Совершенно в другом контексте упомянуты собаки в новозаветной притче о богатом и о Лазаре: «Был…один нищий, по имени Лазарь, который лежал у ворот дома богача, покрытый струпьями. Он желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы приходили и лизали струпья его». (Лк. 16:20-21).

Как видим, псы здесь оказываются милосерднее людей.

Однако попытки найти в Соборных постановлениях запреты, касающиеся конкретно собак, обречены практически на неудачу. И уж тем более это касается собак-поводырей – ведь постановления Соборов касались конкретных случаев пастырской практики, а такого явления в те века просто не было.

Обосновывая запрет на допуск собаки в храм, священники неизменно ссылаются на 88 правило Шестого Вселенского Собора. По-видимому, такова, выражаясь юридическим языком, правоприменительная практика.

Текст этого правила с толкованиями епископа Никодима (Милоша)выглядит так:

«Никто внутрь священнаго храма да не вводит никакого животнаго; разве кто путешествуя, стесняемый величайшею крайностию, и лишенный жилища и гостиницы, остановится в таковом храме. Потому что животное, не быв введено в ограду, иногда погибло бы: и сам он, потеряв животное, и потому лишася возможности продолжати путешествие, был бы подвержен опасности жизни. Ибо мы знаем, что суббота человека ради бысть (Марк. 2:27); и потому всеми средствами пещися должно о спасении и безопасности человека. Аще же кто усмотрен будет, по вышереченному, без нужды вводящий животное во храм: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен».

Цель этого, как и 76-го правила этого собора, – предохранить от профанации святой храм и все, что вокруг храма и что святым почитается; осмелившийся ввести в ограду святого храма (ένδον ίεροΰ ναού) животное подвергается извержению, если он клирик, и отлучению, если мирянин. Воспрещение это трулльские отцы, однако, обусловливают любовью к ближнему и, напоминая, что в Священном Писании сказано против ревнителей субботы фарисеев, что не человек субботы ради, а суббота человека ради (Марк. 2:27), допускают, что животное может быть введено в ограду храма, когда вследствие непогоды явится необходимость в этом и когда этим сохраняется жизнь человека от смерти.

Помимо правила Шестого Вселенского собора, о собаках говорит также правило Маконского собора (585 год): «Епископ да не держит возле дома своего больших собак». Однако речь здесь, как видим, идёт не о храме, а о доме епископа. Кроме того, Маконский собор этот не был Вселенским, а значит претендовать на истины в последней инстанции не может.

Справка юриста Негосударственного образовательного учреждения «Российская школа подготовки собак-проводников ВОС» Наумова Дмитрия Сергеевича: 

Вопросы доступа инвалида по зрению в сопровождении собаки-проводника в любые объекты социальной инфраструктуры (в том числе и в Храм) регламентированы статьей 15 Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

В статье говорится о том, что Правительство Российской Федерации, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и организации независимо от организационно-правовых форм создают условия инвалидам (включая инвалидов, использующих кресла-коляски и собак-проводников) для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры (жилым, общественным и производственным зданиям, строениям и сооружениям, спортивным сооружениям, местам отдыха, культурно-зрелищным и другим учреждениям), а также для беспрепятственного пользования железнодорожным, воздушным, водным, междугородным автомобильным транспортом и всеми видами городского и пригородного пассажирского транспорта, средствами связи и информации (включая средства, обеспечивающие дублирование звуковыми сигналами световых сигналов светофоров и устройств, регулирующих движение пешеходов через транспортные коммуникации).

Таким образом, закон наделяет инвалида по зрению правом беспрепятственно посещать храм в сопровождении собаки-проводника. При этом собака-проводник должна быть обязательно в наморднике и на поводке либо специальной шлейке. Статус собаки-проводника ее хозяин обязан подтвердить паспортом на собаку-проводника.

Мария Строганова

pravmir.ru

Комментарии

Для того чтобы добавить комментарий вам необходимо зарегистрироваться или войти на сайт.
Яндекс.Метрика